>
Игры судьбы

Игры судьбы

Юношеская газета

Прохладное субботнее утро. Несколько человек не спеша заполняют литературный трамвай, еще не подозревая, что тот увезет их в 90-ые. Для кого-то из сидящих здесь это просто экскурсия, для меня – новое знакомство с моим родным районом. 

 

И вот наш волшебный трамвайчик начинает плавно двигаться вперед, по салону разносится одно из великолепнейших стихотворений последнего советского поэта Бориса Рыжего. Из окна виднеется желтая потертая стена здания школы № 106, и я училась здесь. Кто бы мог подумать, что в этом обычном учебном заведении мог учиться столь незаурядный человек, а школьный двор прославлен в стихотворении известного поэта. Именно здесь Борис познакомился со своей будущей женой Ириной, она была его одноклассницей. Вот и еще одно здание проплывает в окне. В этот дом по адресу Титова 44 семья Рыжих переехала в 1980 году. Именно из-за обстановки в периферийном микрорайоне города и окружения, довольно серого и унылого, в котором оказался талантливый мальчик с чувствительной душой, в то время у него сложилось впечатление, что вечером на улице всех хотят избить. Мне подумалось: «удивительно, в этом самом доме, где я сейчас живу, жил и поэт когда был ребенком, как и я в детстве в свое время …»
Отношения с родителями у Бориса были самыми теплыми. Его жена, Ирина Князева, даже сказала, что у мужа гипертрофированное чувство любви к своим родителям.

 
Все это неразрывно связано с районом Вторчермет. В этом месте поэт провел свое детство и юношество, написал о нем несколько стихотворений. Прослушав несколько его произведений, но еще не ощутив полностью атмосферу того времени, мы выходим из нашего трамвая прямо в «сердце Вторчермета», на трамвайное кольцо.

 
Погадай мне, цыганка, на медный грош,
Растолкуй, от чего умру,
Отвечает цыганка, мол, ты умрешь,
Не живут такие в миру.
Станет сын чужим и чужой жена,
Отвернутся друзья, враги,
Что убьет тебя, молодой? Вина,
Но вину свою береги.
Перед кем вина? Перед тем, что жив,
И смеется, глядит в глаза,
И звучит с базара блатной мотив,
Проясняются небеса…

 
И вот из-за облаков показывается солнышко, в это самое мгновение где-то неподалеку раздается тот самый блатной мотив. Мы потрясены и, словно завороженные, молча, обозреваем местный рыночек, проходящих мимо людей и проезжающие машины. Именно здесь начинается мистика, связанная с гибелью Бориса Рыжего.

 
В 2000 году поэты Олег Дозморов, Дмитрий Рыбоконь, Роман Тигунов и Борис Рыжий решили устроить конкурс на лучшее стихотворение о вечности, его название было «Мрамор». Победителю при жизни поставили бы памятник в виде раскрытой книги, в которой было бы высечено стихотворение победившего человека. Главным идеологом данного конкурса был Роман Тигунов. А самое комичное в этой истории было то, что спонсорской помощи он попросил у похоронного бюро. За два дня до наступления нового года Роман погиб в результате несчастного случая, а письма на конкурс продолжали приходить… Олег Дозморов впоследствии говорил: «Да, заигрались мы, заигрались с темой вечности». Борис Рыжий тоже прожил короткую жизнь, всего лишь 26 лет. Но каждый год этой жизни был наполнен особой чувствительностью, восприимчивостью, болью за окружающих его людей, оказавшихся в тисках безвременья. В стихах же этого человека было много трагичного, и как у истинного поэта были пророчества. Почитав строки, написанные Рыжим, можно понять, что поэт знал, что умрет рано. После смерти своего друга Романа он ощущал очень сильную вину, может именно о ней нагадала тогда цыганка. Попав в тяжелое время, оказавшись поэтом перестройки, Борис Рыжий испытал духовный кризис и не смог выдержать напора перемен и сложных явлений в социуме. 7 мая 2001 в своей квартире он решается уйти из жизни. Никто не может однозначно ответить на вопрос, зачем он это сделал. Поэты часто уходят досрочно, вспоминаются судьбы Есенина, Маяковского… Но я точно знаю, что не случайно я попала именно на эту экскурсию литературного трамвая. Ведь поэт жил там же где и я, видел вокруг все то же, а стихи его понятны и близки мне и моим друзьям. Но мы о нем ничего не знали… Поэтому я и решила рассказать своим сверстникам о Борисе Борисовиче Рыжем, которого называют последним советским поэтом. О поэте, который вспыхнул ярко и угас на переломе судьбы моей страны, на стыке двух эпох, и о котором мы не можем забыть в нашем новом лучшем времени.

 
Осыпаются алые клены,
Полыхают вдали небеса,
Солнцем розовым залиты склоны —
Это я открываю глаза.
Где и с кем, и когда это было,
Только это не я сочинил:
Ты меня никогда не любила,
Это я тебя очень любил.
Парк осенний стоит одиноко,
И к разлуке и к смерти готов.
Это что-то задолго до Блока,
Это мог сочинить Огарев.
Это в той допотопной манере,
Когда люди сгорали дотла.
Что написано, по крайней мере
В первых строчках, припомни без зла
Не гляди на меня виновато,
Я сейчас докурю и усну —
Полусгнившую изгородь ада
По-мальчишески перемахну.

Фотогалерея
Видео

Количество просмотров: 184
Комментарии (0)
×

Авторизация

E-mail
Пароль
×

Регистрация

ИМЯ,
ФАМИЛИЯ
Дата 
рождения
Регион
E-mail
Пароль
Повторите пароль
×
×
×