>
Так почему же человеку нужен человек?

Так почему же человеку нужен человек?

Длинные истории

Кто мы, люди, и есть ли предел нашим возможностям? Сможем ли мы найти дружественный разум на других планетах? Сможем ли мы понять себя в этом контакте?

 

 

Польский футуролог и писатель Станислав Лем в романе «Солярис» подошёл к решению обычных вопросов научной фантастики не совсем обычным способом. Автор создал «картину встречи человека с чем-то, что, безусловно, существует, возможно, в довольно глобальных масштабах, но не может быть втиснуто в человеческие концепции, идеи и представления».

 

 

Живой и необъяснимый Океан Соляриса — проблема земной науки будущего. Более ста лет учёные не получают от него ничего, кроме тысяч тонн фактов и нескольких сотен загубленных человеческих жизней. Программа изучения «Соляриса» на грани закрытия, персонал станции даже не отвечает внятно на вопросы о происходящем. На орбитальную станцию прибывает психолог Крис Кельвин. Но все его знания не помогают, когда на Солярисе раскрывается тайна: не только люди изучают другой разум. Таинственный Океан возвращает к жизни самые постыдные воспоминания человека против его воли. Согласитесь, это ли не самый большой страх всех ученых, мечтающих о контакте — страх быть перехитренным существом более разумным? А признать человеку стыдно такой глупый, почти невозможный, пугающий вариант.

 

 

Люди по природе своей не любят быть испытуемыми, чувствовать, что их судьба, само их существование — в чьих-то руках. Как много пустых споров, например, вызывают испытания лекарственных средств на человеке! «Вы что, он же может погибнуть от дозы, никому не известно, к чему приведёт эксперимент!» — тут же готов яростно выкрикивать обыватель в ответ на новость об очередном таком клиническом исследовании. Его не интересует, что разработка любого препарата занимает годы, что он проверяется на математических моделях, даже вводится подопытным животным. Но на мыши или хомяке можно, а на человеке — ни в коем случае, даже думать не смей, товарищ учёный. Нам же нельзя рисковать жизнью людей, а жизнью не обладающего разумом, но так же чувствующего боль существа — всегда пожалуйста.

 

 

Во владениях Океана земляне похожи на лабораторных мышей, чей мирок — крохотная клетка. Вне станции они почти беззащитны. Ведь главный герой, Крис, почти до конца своего рассказа не спускается на поверхность планеты! Океан, несмотря на это, можно назвать действующим лицом. Соляристы о нем постоянно говорят: его действия — анализируют, его цели — пытаются понять. В то время, они живут как в телевизионном реалити-шоу. Каждый страх, каждое воспоминание, каждая эмоция отражается на фантоме-«госте». Исследователи постепенно понимают: нет ничего, что может остаться тайной для Океана. Он — немой, шелестящий зритель всей жизни человека, пока тот находится на станции. Кельвин, Снаут, Сарториус, Бертон — все они почувствовали «на себе» возможности этого существа, но в мягкой форме. А могло не повезти. Могло произойти то же, что и с Фехнером, то есть смерть, но во имя эксперимента единственного законного обитателя планеты над человеческим пониманием жизни.

 

 

Океан может показаться «негуманным» на первый взгляд, но читателю думающему не стоит забывать: фантомы, или «гости», являются ответной реакцией на не менее, предположительно, жестокие действия людей (например, облучение Океана по плану Гибаряна). Человек встретился с внеземным разумом, равным или даже превосходящим его по возможностям, и этому существу тоже не чужда психология типичного исследователя возможностей более слабого и беззащитного. Но мы не привыкли к этому факту, который, возможно, будет иметь место во всех контактах «земляне-инопланетяне». Если и есть что-то живое вне нашей планеты, совсем не факт, что мы превосходим это по силам. Не все, конечно, признают этот факт. Даже среди писателей-фантастов.

 

 

Приятнее, конечно, говорить и думать о «человеколюбивых» мирах. Например, о Великом кольце «Туманности Андромеды» Ивана Антоновича Ефремова, где землянин — полноправный член, друг и брат, готовый к контакту. Или о планете, на которой происходит действие «Посёлка» Кира Булычева — там людям не противостоит ни один внеземной разум. Лучших условий и не придумать для покорителей космоса! Проблема взаимопонимания различных существ, если она решается таким способом, не представляет никаких сложностей. Берёшь, как в фильме «Москва-Кассиопея: отроки во Вселенной», аппарат для обучения гуманоидов русскому языку — и все, вы говорите одними и теми же словами. Можно смело, взяв друг друга по-братски за руки, идти спасать космические цивилизации. Или строить в «ничейном» мире новую земную колонию. Есть недовольные местные существа? Угнетаться и уничтожать их, как в повести Урсулы Ле Гуин«Слово для леса и мира — одно». Проблем же нет: в этих мирах люди не только видели инопланетян, но и составили представление о том, как они могут ответить на наши действия. Предсказуемость, известность всего, что находится рядом. И никаких «внеземных факторов».

 

 

Есть и другой вариант: события романа Аркадия и Бориса Стругацких «Пикник на обочине», посещение, которое не предполагало физического контакта разумных существ. Возможно, именно это и будет нашим будущим, незавидным, но вполне реальным. Вспомним, что контакт — отношение двухстороннее, в нем можно или подчинить, или подчиниться, и сохранить равенство. Первая позиция напрямую зависит от уровня развития технологий. У человечества сейчас они не на высоком уровне: перемещения по Вселенной ограничены, и скорее к нам прилетят «гости», чем мы к ним. Вторая — определяется человеческой гордостью, потому что далеко не все люди захотят учиться у инопланетного общества. Третья позиция основана на равносильных возможностях взаимодействующих цивилизаций, на возможности вступать в диалог и корректировать свои интересы. Наивно было бы полагать, что современные государства и общества в принципе готовы ко второму и третьему варианту развития событий. Прилетело нечто непонятное, возможно — из другого мира? А почему бы не воспринять это воинственно, «в штыки», как герои-обыватели фильма Фёдора Бондарчука «Притяжение» или недоученые из рассказа Сергея Лукьяненко «»Л» значит: люди»? А ещё на инопланетянах, как сталкеры, можно наживаться. Просто нужно знать — как. Это характеризует нас не с лучшей стороны перед гостями из других миров. Но, опять же, вернёмся к главному вопросу исследования внеземных разумов: «А нужно ли нам это?»

 

 

Только тот, кто не был во владениях Океана, может думать, что он — вполне безобидное явление. Легко было комиссии на Земле высмеять действия Анри Бертона на Солярисе. Гораздо тяжелее — поверить, что рассказ пилота — не вымысел, что Океан — это такое явление. «Мимоиды», «симметриады», «долгуны» и другие «создания» этого существа настолько непохожи на земные, что над достоверным описанием даже одного проявления их сущности ученые борются многие годы! Соляристика вообще зациклена на описании, на эмпирическом уровне, но в теории, в объяснении Океана она не становится ближе к истине. А Океан как раз всё ближе и ближе к тому, чтобы понять, что же такое человек. И люди приходят к вопросам: стоит он этих усилий, этот странный житель Соляриса? Возможно, станцию — единственный земляной оплот в космосе — стоит снять с орбиты?.. Ведь, в отличие от «типичных» инопланетян, он не приносит ничего своим гостям, кроме страданий…

 

 

А думать о встрече с инопланетянами стоит уже сейчас. Возможно, уже в наши дни вполне реальны события другого романа Лема, «Голоса разума». Возможно, уже сейчас есть такие факты, которые трактуются особо секретными НИИ как желание контакта с нами «братьев по разуму» (кстати, применим ли это термин вообще в контексте «Соляриса»?). Удалимся совсем в теории заговора и предположим, все «документальные» фильмы о пришельцах и их «визитах» могут теоретически иметь в себе долю правды. И вот, итог: встречаются с нами представители внеземных цивилизаций, а что мы предложим им, кроме «голливудчины», бессмысленной агрессии? И хорошо, если, как в «Солярисе», никто, кроме непосредственно соляристов, не интересует инопланетян. А если, как в повести «Слово для леса и мира одно» Урсулы Ле Гиун, от внеземной колонии зависит жизнь человечества? Тогда проблема контакта предстаёт с совсем другой стороны: в таком случае, человека, к сожалению, не интересует контакт сам по себе, как научная возможность…

 

 

Роман стоит читать в моменты подъёма и веры в человеческие силы. Он отрезвляет взгляд на людей и на их поступки. Но, возможно, кого-то «Солярис» вдохновит на изменение отношения к себе: за ошибки не может быть стыдно, если не совершать их. О, сколько Крис отдал бы после всех событий за то, чтобы не доводить любимую женщину дважды до самоубийства! Всё произошло так, как и должно было: надломленный, непонятый человек смирился с величием другого разума, преклонялся перед ним и доверил ему самое главное — свою надежду и любовь.

 

 

Неужели не существует других миров? «Нет, не верно», — отвечает Станислав Лем в романе «Солярис». Стало быть, мы не одиноки во Вселенной со своим человеческим разумом? Тоже нет. Но есть одна проблема — совсем-совсем человеческая. «Нам не нужны другие миры. Нам нужно наше отражение. Человеку нужен человек», — Станислав Лем.

 

 

Иллюстрации Дмитрия Глазырина

Фотогалерея
Количество просмотров: 909
Комментарии (0)
×

Авторизация

E-mail
Пароль
×

Регистрация

ИМЯ,
ФАМИЛИЯ
Дата 
рождения
Регион
E-mail
Пароль
Повторите пароль
×
×
×