>
#ЮНСЛОВО | МЫ ВАМ НЕ ТЕ

#ЮНСЛОВО | МЫ ВАМ НЕ ТЕ

Длинные истории

Май. Только 9 утра, а солнце уже бьет по щекам, заставляет хоть чем-то заняться. Листаю ленту: «Артек», фотки, литературные мемы, реклама какой-то «Апологии»… Что-то связано с поэзией. По описанию уже интересней чем Стихи.ру. «Пойду».

 

 

 

Проект «Апология поэзии», а теперь уже «НОВОГОДНИЙ СЛЭМ» – это «московское поэтическое подполье и просто отдушина для всех тех, кого задолбала выхолощенность столичной творческой атмосферы», как описывают фест сами организаторы. Если говорить обычным языком, то апология – это защитительная речь. Здесь – защитительная речь современной поэзии. Новая, переосмысленная «Пощечина общественному вкусу».

 

 

 

Если «Апология» — пощечина, то Леонид Ткачев – зачинщик драки, который 30 декабря будет вести свой уже четвертый бой. Чтобы он был зрелищным, Леонид каждый раз ищет 12 достойных бойцов Слова и не менее достойных рефери, что уж говорить о площадке. Он устраивает поэтическую борьбу идей, мнений, образов, где на первом месте стоят смысл, подача, эмоции, порыв и свобода творчества.

 

 

 

В этот раз Леонид подготовил что-то с бикфордовым шнуром. Что-то, что должно «распотрошить» нас и «отбросить поэтической волной на пол». Ну как об этом не спросить?

 

 

 

— В постах рассказывается, почему ты решил создать Апологию и зачем, но ни где ни слова КАК это получилось. Может, есть какая-то история, а-ля, сидели мы с Мишаней в баре и…

 

 

 

— Привет. В яблочко.

 

 

Сидел я как-то с Мишаней в баре. Он мне про свой стартап, я ему — про свой. Он мне про бар с резиновыми куклами, я ему — про поэзию.

 

 

Мысли о поэзии зачастую находятся там, где и не принято искать ничего возвышенного. Да и мысль о возвышенности поэзии — это мысль последняя.

 

 

В первую очередь, речь об эстетике.

 

 

А эстетика тут: в словах, явлениях, вещах, поступках. Возвышаться не надо. Наоборот, чтобы понять и ощутить поэзию, нужно не летать в пелене абстракций, а Быть. Где-то на земле.

 

 

Так и получился как-то мой фестиваль: понял, что куклы в баре — это, конечно, интересно, но словесные куклы куда больше могут вместить в себя компонент художественности.

 

 

 

— Поговорим о жюри. Респект, что пытаешься поддерживать соревновательный дух среди поэтов. Как говорится, конкуренция – двигатель рынка. Как ты выбираешь тех, кто будет несколько часов «жить на вершине Олимпа»? Не приходилось ли тебе слышать в адрес проекта вопросы возмущения, мол, зачем жюри, да разве можно ставить баллы как на ЕГЭ за искусство и т.п. Может, есть или были мысли как-то изменить систему оценивания выступления?

 

 

 

— Жюри на нашем декабрьском фесте как такового нет.

 

 

Я потихоньку, планомерно отхожу от этой грубой системы оценивания участников. Именно по той причине, что кто-то на время нашего мероприятия «живёт на вершине Олимпа», как бы странно это ни звучало (у нас всегда с оттенком иронии употребляется), а кто-то — простой смертный, мучающийся на червивой земле.

 

 

Роль палачей будут исполнять зрители. Пускай они изъявляют свою волю. Пускай их коллективное (что-то) будет стремиться в какую-нибудь сторону, а не пассивно стоять и слушать провозглашенных «полубогов с Олимпа».

 

 

Не, мерзость какая-то, лучше больше не играться с такими воодушевленными образами.
Шутка себя исчерпала))

 

 

Будут ли жюри у нас впредь — не знаю. Всё зависит от того, в рамках какой концепции будут проходить мои следующие ивенты. Я ведь весь такой разный — каждый раз что-то новое в голову ударяет. Хочется делать крутое, оторванное от глупой шаблонности, от простых и бестолковых фраз и действий.

 

 

А жюри (в каноничном виде) — это такой вот пережиток, который, в конечном итоге, сам себя поглотил и пережевал. Да, баллы — это очень странная штука. Атавистическая.

 

 

А по поводу «Конкуренция — двигатель рынка».

 

 

Камон, у нас ведь не экономическая система — у нас раздуваются только мыльные творческие пузыри, которые лопаются, разъедая глаза слушателям.

 

 

Вот это классно. Но не надо больше об этом.

 

 

 

— Не знаю, как сейчас, но на втором фесте, вы покупали участникам на их деньги шоты. Они их выпивали перед выступлением, чтоб убрать страхи. Действительно ли, чтоб прочитать стихи и почувствовать себя поэтом надо «запихнуть за шиворот кадык»?

 

 

 

— Не, чтобы прочитать стихи и почувствовать себя поэтом, нужно в течение всей своей сознательной жизни только этим и заниматься, а вот потом, придя уже к нам, показать, каких высот на поприще алкоголизма ты добился. Если будешь хрипеть, конвульсивно дёргаясь руками в такт своему поэтическому рыку — то тогда всё хорошо, ты толковый поэт.

 

 

Если серьёзно (как будто я не серьёзен сейчас), то этот элемент нашего феста введён для того, чтобы дополнить общую непринужденную атмосферу.

 

 

Короче, есть вон — условно — те столичные мероприятия поэзии, куда приходят люди почитать свои стишки для своих родителей и близких им друзей — настолько близких, что они даже соглашаются с ними приходить на подобные скучные вечера. Вот. А есть то, что делаю я, например. В своём сознании я чётко разграничиваю первое и второе, потому что то, что я делаю, встаёт в оппозицию большинству поэтическим ивентам. По крайней мере, в рамках столицы. А чё там у хох… что там за мкадом — я слабо себе представляю. Но экспансию со своими ценностями и взглядами проводить буду. Однозначно.

 

 

У них пьют чай (ничего не имею против), а у нас шоты, например.

 

 

Это нужно для того, чтобы показать: мы вам не те.

 

 

Разграничить не только словами, но и какими-то мелкими действиями.

 

 

 

— Сейчас литературное общество разделилось на два «племени». Первое – «томные барышни» и «почтенные господа, пишущие махровые баллады про друзей» скучной рифмой. Второе – «нетакиекаквсе», тематикой произведений которых являются сигареты, многоэтажки, кухни, поезда, «пятерочки», тяжелаяжызнь. Из какой группы вы отбираете участников проекта? Из чего-то между? Или вытаскиваете из третьей, которую мало кто ПОКА замечает?

 

 

 

— Племя — это про первобытность. Мы всё-таки люди, примкнувшие к цивилизации.
Создаём странички на stihi.ru. А, чёрт, плохой пример…

 

 

Но неважно.

 

 

Вот ты про систему оценок и ЕГЭ заметил, сказав, что это весьма условные вещи, а сам потом занимаешься категоризацией. Вот таких категорий, которые вывел ты, точно нет. Можно, конечно, с большим натягом какие-то группы поэтов выделить, но это будет несерьёзно всё и смешно — прямо как общее состояние поэзии на сегодняшний день.

 

 

Нет. Группы поэтические образуются тогда, когда наступает целая богатая эпоха поэтов, но сейчас об этом говорить нелепо, потому что не то время, а вернее, не то качество времени.

 

 

Это что касаемо поэтической категоризации.

 

 

А что касается отбора участников, то тут должен следовать большой мой текст о том, как я эволюционировал от создания тем с заявками для поэтов до уже персонального отправления приглашений выбранным столичных поэтам, но я так часто в ходе каких-то попоек об этом рассказывал, что, мне кажется, все уже всё знают.

 

 

Да и это очевидно: поэтов мало хороших.

 

 

Трудно ищется. Выискиваю их везде, где только можно. Выискиваю их, как правило, сам.

 

 

Мало тех, кто с хорошим вкусом (а для меня это важно), с той системой взглядов, которая делает из человека не просто типичного городского обывателя, а именно Личность, и если ты являешься этой Личностью, то тогда, значит, у тебя есть тот базис, на основе которого может уже сформироваться в тебе Поэт.

 

 

Без этого условия поэта в человеке не появится.

 

 

В Личности — да, в человеке — вряд ли.

 

 

 

— Ты говоришь, что на фестивале/слэме требуешь от авторов не просто чтения стихотворений, а настоящего поэтического перфоманса, чтоб поэты своими произведениями бросали вызов публике. Тебе не кажется, что это уже было (вспомним выступления футуристов) и надо искать что-то новое, чем-то другим пытаться воздействовать на человека?

 

 

 

— Новое — это что? Трансгуманизмом будем обмазываться?

 

 

Я могу лишь только в архивных записях копаться да в стенограммах, составленных в те времена, чтобы сформировать понимание того, как было ТОГДА.

 

 

А я хочу лишь, чтобы СЕЙЧАС было как-то удобоваримо.

 

 

Чтобы не хотелось пробить своим кулаком свой лоб, когда приходишь на поэтические чтения в Москве и слушаешь это.

 

 

А чтобы хотелось от эйфории и восторга пробить голову кому-нибудь другому.
Так должны воздействовать поэтические чтения на человека.

 

 

Ну, я говорю про то, что она даже вызывать в человеке чувство силы, жизни, а не тотальное бессилие и разочарование.

 

 

 

— Расскажи тем, кому лень читать первые посты: что изменилось с перового феста? Чем удивит, «взорвет» все внутри нас Новогодний слэм?

 

 

 

— Он взорвёт вас изнутри.

 

 

Ваши нераскрытые в глубине души хлопушки, фейерверки, бомбы взорвутся, как только вы придёте к нам.

 

 

 

Мы даём силу и

ощущение жизни.

 

 

 

— Обычно, в таких предновогодних интервью предлагают гостям что-то пожелать читателям. Сделаем наоборот. А что МЫ, которые уже делают репосты записи объявления о новогоднем слэме, можем пожелать тебе и Апологии?

 

 

 

— Пожелайте в новом году под ёлкой поэтов с ножами и улыбкой.

 

 

 

Ножи — это остро.

Улыбка с ножами  — это экспериментально и безумно.

Хорошая поэзия — жизнь, а плохая — смерть.

 

 

 

Спасибо.

 

 

 

Корреспондент и автор проекта: Владимир Билык

Редактор: Татьяна Ковтун

 

Количество просмотров: 297
Комментарии (0)
×

Авторизация

E-mail
Пароль
×

Регистрация

ИМЯ,
ФАМИЛИЯ
Дата 
рождения
Регион
E-mail
Пароль
Повторите пароль
×
×
×