>
ПОТОМ

ПОТОМ

Длинные истории

Меня тошнит. Нет, не думайте о том, что это из разряда запрещенных вещей, нет. Меня тошнит от людей. От недопонимания, от взаимоотношений в стране глухих, немых и бесчувственных.

 

 

Именно от этого меня тошнит. Вы думаете, почему бы мне не сказать об этом маме или папе? А потому, что им не до меня. Они вошли в свой очередной кризис, затяжной и пока не достигший своей точки кипения.

 

 

Поэтому я хочу рассказать всем и никому конкретно о том, что в последнее время не дает мне спокойно жить.

 

 

Вообще, взаимоотношения детей и родителей очень тонкая штука. Любое слово, сказанное в адрес будь то родителя или ребенка, может ранить и настолько отбить желание общаться и делиться новостями, что можно дойти до таких вещей, как бойкот, уход из дома, суицид… Короче, если вы бывали в такой ситуации, вы меня поймете.

 

 

Речь пойдет о моей подруге, бывшей подруге, Тане. Таня моя ровесница, но за ее короткую жизнь у нее было столько трудностей, что не у каждого взрослого хватит сил это вынести. Ну, что, поехали.

 

 

Ее лучший друг Паша, который ей очень нравился, был зацепером. Он тусовался с такими же, как он, экстремалами, гонял на крыше и между вагонами электричек. Как Таня ни старалась отвлечь друга от этого опасного хобби, у нее ничего не получалось. Сколько бы она ни плакала, сколько ни умоляла этого не делать, Пашка только отшучивался. На образовательных встречах в школе часто рассказывали о зацепинге, и Таня очень старалась привлечь Пашино внимание на количество детей, погибших или оставшихся инвалидами , но все было без толку. Однажды Пашки не стало.

 

 

Он «на слабо» влез в трансформаторную будку на станции, и его убило электрическим разрядом. Обгорел так, что в больнице прожил только до вечера.

 

 

Таня рыдала две недели, нахватала кучу троек, перестала радостно мчать в школу. Дома этого не заметил никто. Ее кормили, в выходные вывозили на дачу, справлялись о здоровье и все.

 

 

Когда стало совсем невмоготу от чувства вины, что не смогла остановить друга, решила пойти к маме и попросить у нее совета, как ей справиться с потерей лучшего друга, а тем более человека, который долгое время был тебе небезразличен? Таня подошла к маме, но та говорила по телефону, кричала на человека по ту сторону телефонного провода, обсуждая сумму чьих-то алиментов. Ведь мама была очень хорошим адвокатом, помогавшим всем, кроме своей дочери. Как только мама прервала длительную, громкую, полную эмоций речь, Таня спросила ее о том, может ли та уделить ей немного внимания, на что услышала обычный ответ: «Тань, я очень занята, потом поговорим о твоих глупостях». Так Таня не получила поддержки в первый раз. Это была первая ситуация, которая довела Таню.

 

 

В школе у нее была компания. Все они были очень умными и талантливыми, пока один из них не подсел на наркоту. Парень делился впечатлениями о взрывных галлюцинациях, и агитировал всех попробовать эти чудо-таблетки, которые нужно класть под губу. Ребятам так понравился его рассказ, что все, кроме Тани решили попробовать эти «таблетки». Ей опять не удалось отговорить друзей, ведь о последствиях Таня знала не понаслышке: ее папа был известный в городе нарколог .

 

 

В результате все до единого попали в больницу с отравлением, а тот самый мальчик, агитирующий всех, скончался от передоза, потому что после таблеток ввел себе еще что-то. Кто ж знал, что эти красочные «картинки» могут довести до совершенно некрасочных стен морга. Тогда Таня решила пойти к папе на работу, чтобы он помог ей справиться с опять возникшим чувством вины. Как только девочка начала свою речь, папа огрызнулся и ответил: «Что ты тут забыла? Не видишь, я занят?»- и с этими словами выставил девочку за дверь. Танин папа был великим человеком, помогающим справиться с наркозависимостью, но уж точно не великим отцом, помогающим дочке. Так Таня не получила поддержки во второй раз. Это была вторая вещь, которая довела Таню.

 

 

Чтобы справиться со всем этим, Таня начала вести психологический блог, где писала о вреде экстрима, наркотиков, о черствости и равнодушии. Просто изливала свои мысли, и это временно помогало. Ведь ей было не с кем поговорить на эту тему, не у кого попросить поддержки, не у кого поплакать на плече. Со мной, ее подругой, Таня поделиться не могла: все же разница в 2 года слишком велика, когда тебе четырнадцать лет. О ее постах узнали в школе, и ее автоматически записали в «трудные» подростки, даже обещали поставить на учет в детскую комнату милиции. «Потому что хорошие девочки не могут так хорошо разбираться в таких гадких вещах». Так Таня не получила поддержки в третий раз. Это была третья вещь, которая довела Таню.

 

 

Она еще раз попробовала достучаться до родителей и попросить у них поддержки, но в результате это только ухудшила свое положение. Каждый день она находила их либо ругающимися, или у них просто не было времени на дочь. Так продолжалось на протяжении нескольких месяцев, и все это время Таня неоднократно пыталась поговорить с родителями. Но дело шло к разводу, и у матери с отцом совсем сорвало тормоза. Дома становилось невыносимо.

 

 

Так Таня не получила поддержки в заключительный, четвертый раз. Это была последняя вещь, которая довела Таню.

 

 

В один момент девочка не выдержала и попала в больницу с нервным срывом. Только тогда ее родители забегали, отложили все свои «важные» дела, но было уже слишком поздно. При обследовании обнаружилась грозная болячка, которую запустил в организме стресс. В общем, не прошло и полугода вечных клиник и процедур, и Тани не стало.

 

 

Только сейчас ей стало «не до этого», ведь в ее жизни больше не было проблем, недопонимания и равнодушия. А почему? Потому что жизни у Тани тоже больше не было. Так я потеряла свою лучшую подругу, а ее родители дочь, просто нуждающуюся в понимании.

 

 

Я часто думаю: почему это все произошло? Из-за того, что очень важно думать над своими поступками, и уж точно не быть равнодушным к своим детям. К их внутреннему миру. Ведь часто мы скрываем, что нам плохо, или нуждаемся в поддержке. Родители для детей должны быть примером, а не еще одним поводом разочарования в жизни, ведь она и так не сахар, как оказалось…

 

 

Теперь о себе. Рассказав вам эту историю, я напечатала ее и вложила в дневник. Я решила показать ее маме, вдруг она поймет что-то, ведь я так не хочу закончить жизнь как моя подруга Таня! Но мама взяла его, потом отвлеклась на очередной телефонный звонок клиента и небрежно засунула мой выстраданный внутренний мир на самую дальнюю и пыльную полку нашей библиотеки, как всегда сказав: «Потом, я сейчас занята».

 

 

Родители, одумайтесь! Когда потом? Скоро ваши дети вырастут, закончат школу. У них появятся свои дети, и тогда им тоже станет «не до этого». И не до вас. Тогда вы, с виду такие идеальные родители, будете кричать о том, что вы семья, что мы должны помогать друг-другу… Если вы читаете эти строки, значит, вы все же прочли мой рассказ. Тогда дайте ответ на один вопрос: нет ли у вас в семье такой же неприкаянной «Тани», ищущей у вас поддержки?

 

 

Не делайте ошибок сейчас, чтобы не жалеть о них «потом».

Количество просмотров: 96
Комментарии (0)
×

Авторизация

E-mail
Пароль
×

Регистрация

ИМЯ,
ФАМИЛИЯ
Дата 
рождения
Регион
E-mail
Пароль
Повторите пароль
×
×
×