>
Ульяна Палькина: «Пионерия для меня — шанс стать лучше и результативнее!»

Ульяна Палькина: «Пионерия для меня — шанс стать лучше и результативнее!»

Юношеская газета

В ленте промелькнула новость, что российский флаг предлагают сменить на гордое знамя СССР, мол, наш триколор — это только торговый знак, а нам сейчас особенно необходим подъем патриотизма, поэтому не лучше ли вернуться к красному флагу с молотом, серпом и пятиконечной звездой?

 

Лично я согласна с этим мнением, несмотря на то, что современная Россия и СССР, это, можно сказать, разные государства. Но раз наша страна — правопреемница Советского Союза, то почему бы и нет?

 

Я за возвращение жизненных ценностей и моральных принципов СССР. Там почитались дружба, труд, доброта, взаимовыручка, справедливость и смелость. Что почитается сейчас? К сожалению, у каждого свое…

 

Новость заставила меня задаться вопросом: живо ли пионерское движение сейчас? Есть ли ребята моего возраста, которые интересуются историей и идеологией СССР? Учат ли в 2022 году моих сверстников барабанить и играть побудку на пионерском горне? Есть ли в родном Волгограде мои ровесники, которые с удовольствием носят пионерские галстуки?

 

 

 

Знакомьтесь: студентка Пензенского государственного педуниверситета Ульяна Палькина. Ее детство прошло в профильном пионерском лагере «Костёр» Волгоградской области.

 

 

— Ульяна, школьницей ты часто ездила отдыхать в пионерский лагерь «Костёр». Чем тебя заинтересовала пионерия и что ты вынесла из нее?

 

— В «Костер» я попала абсолютно случайно. Маме на работе выдали путевку именно в этот лагерь. Я с удовольствием поехала, не видя на тот момент разницы между пионерским и обычным оздоровительным лагерем. Но когда я там оказалась, мне удалось почувствовать тот самый пионерский дух, которым веет от книг Гайдара, Крапивина, Булычева и других мэтров советской детской литературы. Пионерия заинтересовала общей, сплачивающей всех идеей. Все мероприятия, линейки, «вечерки» подчинены одному общему правилу. Ценно, что мы все делали вместе, а не поодиночке. Мы наполнялись гордостью, осознавая свою причастность к наследию мощнейшей державы СССР и к Волгоградской областной общественной организации юных пионеров «Костер».

 

 

 

— Чем пребывание в «Костре», на твой взгляд, отличается от отдыха в других детских лагерях?

 

— У этого лагеря нет своей базы. Число желающих отдыхать в нем тоже не велико. Поэтому каждое лето мы «делили» базу с ребятами из еще какого-нибудь профильного лагеря. Из-за этого у нас был шанс понаблюдать за тем, как течет жизнь у них. Часто мы видели, что приехавшие туда ребята не понимают, зачем они там, не чувствуют отрядного единства, не хотят учиться чему-то новому. Мы же ходили все, как один, в галстуках, со знаменами, с барабанами…

Непередаваемое ощущение единения и силы! Благодаря пионерии я научилась четко следовать и полезным правилам пионерской жизни.

 

 

— Какие они?

 

— Например, пионер должен помогать старшим, заботиться о природе, ценить культуру родной страны. Этим заповедям я следую и сейчас. В лагере я занималась в Школе пионерского актива (ШПА). Мы выбирали направление и изучали его: например, история пионерской организации, ее символы и ритуалы, для чего нужен пионерский барабан и т. д. В конце смены мы сдавали экзамен, поэтому новые знания запоминались легко. После мы получали статус пионеров-инструкторов, цветную ленточку на галстук и соответствующее удостоверение. Но главное отличие: мы могли обучать «пионерским премудростям» других ребят.

 

 

— Ульяна, есть ли то, что ты увезла из «Костра» навсегда?

 

— Общение с ребятами и вожатыми. Я — ярко выраженный социальный человек, поэтому мне важно быть вместе с какими-то людьми, что-то с ними делать. Пионерский лагерь заряжал меня: мне нравилось три недели жить в общей комнате с другими девчонками, общаться, играть, придумывать концепции выступлений. Пионерия дала мне возможность почувствовать себя нужной и важной. Я наполнялась радостью и счастьем от этого. И в свою очередь тоже начинала отдавать энергию. Иногда от такого интенсивного обмена я уставала, но это того стоило! Сегодня даже просто воспоминания о жизни в пионерском лагере согревают и окрыляют меня.

 

 

 

— Расскажи о друзьях, с которыми ты познакомилась в пионерском движении и, возможно, до сих пор идешь по жизни?

 

— Лагерь всегда дает много новых знакомств, которые потом могут перерасти в дружбу. Например, я до сих пор дружу с девушкой, с которой познакомилась в автобусе по пути в лагерь. Она ехала туда вожатой, ей было 17  лет. Я ехала туда стажером, и была на год младше. Сейчас эта девушка замужем, родила ребенка, и я этого ребенка держала на руках. Кстати, замуж моя подруга вышла за вожатого, который тоже работал в этом лагере. Мои первые серьезные отношения с парнем также родились в «Костре». Позже мы расстались, но я благодарна ему за этот опыт… Конечно, у меня до сих пор много «просто знакомых» из лагеря. Мы есть друг у друга в социальных сетях, можно в любой момент написать и узнать, как дела. Время от времени кто-нибудь так и делает. Это круто, когда людей через года связывают воспоминания о классной «маленькой жизни» вместе.

 

 

 

— Можешь поделиться смешным или курьезным случаем, происшедшем в лагере?

 

— Хорошо. В лагере проводятся игры, которые длятся или несколько часов, или несколько дней. Мы играли в такую игру под названием «Киллер». Она продолжается несколько дней. Суть проста: имена всех участников отряда, в том числе и вожатых, пишутся на небольших листочках, которые плотно сворачиваются, перемешиваются и складываются в пакет. Потом каждый вытягивает себе бумажку с именем кого-то из «коллег» по отряду. По условиям игры он должен его «убить», причем, следующим способом: если это человек его пола, то он должна его ущипнуть на пятку наедине; если противоположного — поцеловать в щечку. Говорю честно: в свои 13 лет я этой игры побаивалась. Чтобы не быть «убитой», я старалась не оставаться ни с кем наедине. Однажды, когда я, ничего не подозревая, была в комнате с девочками, ко мне подошел вожатый и позвал с собой в штаб, дескать, там нужна помощь. Ничего не подозревая, я отправилась с ним. Мы подошли к лестнице, чтобы выйти из корпуса и вдруг он подошел ко мне близко-близко, наклонился… В тот момент я напрочь забыла про игру. Сделав страшные глаза, я грозно спросила: «Что ты делаешь?!». Во мне бушевала гамма чувств: испугалась, растерялась, смутилась… Вожатый попытался разрядить обстановку шутками. Мне было одновременно и неловко, и смешно!

 

 

 

— Ульяна, если бы тебе пришлось агитировать кого-то для поездки в пионерский лагерь, то какие бы какие преимущества ты описала бы?

 

— Общая идея, сплочение и море положительных эмоций. Еще прибавила бы сюда идейных вожатых. Также сказала бы, что действует отличное ежедневное расписание с кучей не похожих друг на друга мероприятий и кружков. Например, за смену можно научиться барабанить, плести фенечки или играть «Кузнечика» на гитаре.

 

 

 

— Учила ли ты пионерские речевки? Можешь процитировать хоть одну?

 

— Они как-то сами запоминались. Вот классическая: » Пионер идет вперед, никогда не отстает! » Был еще был один крутой момент, связанный с пионерской лексикой! Когда руководитель смены или старший вожатый командовал: » К борьбе за Родину, добро и справедливость будьте готовы!», мы вскидывали руки в салюте и дружно отвечали: «Всегда готовы!» В этот момент я чувствовала мощную синергию с рядом стоящими людьми.

 

 

— Помнишь, как тебя принимали в пионеры?

 

— Конечно. Это было в конце смены. Очень волнительный ритуал! Тогда я радовалась и переживала одновременно. Позже, став старшим пионером, я уже получила право повязывать галстуки ребятам, только вступающим в ряды пионерской организации. Хорошо помню ощущения, которые были внутри: это чувство ответственности, перемешанное с радостью. Ведь я давала шанс моим сверстникам вступить в нашу организацию и стать чуть лучше!

 

 

— Изучала ли ты информацию о пионерах-героях?

 

— Да, в рамках Школы пионерского актива. Вожатые также время от времени устраивали для нас интересные лекции-обсуждения, из которых мы узнавали о жизни пионеров-героев: Зины Портновой, Вали Котика, Марата Казея , Бори Царикова и Шуры Чекалина.

 

 

— Работала ли ты пионерской вожатой?

 

— Да. Особенно мне интересно с подростками. Они уже примерно знают, чего хотят, поэтому от них есть отдача. Важно, чтобы вожатый был не слишком строгим, но и не слишком мягким. Идеальный пионерский вожатый представляется мне как наставник, который старше возрастом, а значит, его нельзя считать ровесником, но он хорошо чувствует детей и подростков, умеет становиться на их место. Вожатый должен быть всегда чуть «выше» своих подопечных, должен уметь поддержать их, развлечь, дать волшебного пинка, если надо.

 

 

— Испытав пионерское детство, чем ты отличаешься от других? Как ты думаешь?

 

— Благодаря пионерии я получила больше навыков и опыта, стала результативнее. Например, я научилась играть на пионерской барабане. У меня есть представление об игре на горне — к нам приезжал специалист, который научился этому искусству еще во времена Советского Союза. Обращение с пионерским флагом, мне, возможно, и не пригодится в жизни, но флаг и другие пионерские атрибуты олицетворяют идею пионерского движения, поэтому вызывают у меня трепет. Будучи причастной к пионерской теме, я кайфую до сих пор от событий, людей, новых задач и целей.

 

 

— Хотела бы ты, чтобы пионерское движение вернулось в школы и кружки, став для молодежи определённым образом жизни?

 

— Наверное, но не принудительно и не повсеместно! Потому что если каждый будет ходить в пионерском галстуке, это потеряет свою ценность и эксклюзивность. Я бы выбрала просто более широкое распространение идей пионерской организации среди молодежи.

 

 

Алиса Емельянова, Школа журналистики «Первая полоса», г. Волгоград

Комментарии (0)
×

Авторизация

E-mail
Пароль
×

Регистрация

ИМЯ,
ФАМИЛИЯ
Дата 
рождения
Регион
E-mail
Пароль
Повторите пароль
×
×
×