>
Книжная ярмарка. Специальный репортаж

Книжная ярмарка. Специальный репортаж

Юношеская газета

6 апреля в Москве открылась международная ярмарка интеллектуальной прозы.

 

 

 

С раннего утра Гостиный двор осадили книголюбы. Люди толпились у входа, оживлённо переговариваясь и высматривая любимых авторов. И неспроста: организаторы книжной ярмарки, которая открылась сегодня в столице, не скупились на обещания. Более 300 крупных и мелких издательств, круглый стол с именитыми литераторами, интервью, мастер-классы, — всё это и многое другое значилось в буклетах, которые волонтёры с добродушной пихали в руки всем желающим и не желающим.

 

 

 

Примечательно, что, хотя большая часть программы предназначалась для детей и молодёжи, и тех и других на выставке было немного. В основном — люди за тридцать, то есть то самое поколение 90-ых, которое у нас любят называть потерянным.

 

 

 

Внутри Гостиный двор напоминал рай для книголюба. Многочисленные стенды пестрели новинками в мире литературы. Книги были, что называется, на любой вкус и цвет: научные, научно-популярные, художественные, документальные. Продавцы в одежде с эмблемой своего издательства придумывали самые разнообразные кричалки, заманивая покупателей; а некоторые от безысходности даже хватали проходящих за руки и тащили к стендам.

 

 

 

Организаторы не обманули: людей, чья сфера деятельности была так или иначе связана с литературой, хватало. Не только писатели, но и поэты, и преподаватели русского языка, и даже юристы, специализирующиеся на делах о защите интеллектуальной собственности. По справедливости это мероприятие следовало бы назвать не книжной ярмаркой, а слётом всех, кому не безразлична судьба русского слова.

 

 

 

Пока одна часть литературофилов с жадными глазами сновала вокруг прилавков, поглаживая и ощупывая книжные корешки, другая сидела в стеклянных коробках, называемых лекционными залами, и слушала выступления больших литературных «шишек». А послушать было что: ведь общеизвестно, что писатели и поэты — лучшие ораторы после политиков.

 

 

 

В одном зале Александр Пелевин и Анна Ревякина рассуждали о значении так называемой «Z-поэзии» (неформальное литературное течение, сформировавшееся после начала специальной военной операции РФ на Украине). «Не существует никакой «Z-поэзии», — безапелляционно заключил Александр. – Есть русская поэзия, есть русская весна и, надеюсь, будет русское лето». Возможно, смысл его слов так и остался бы загадкой, если бы Анна не добавила, взяв у него микрофон: «Оно («Z-поэзия» – примечание моё, Д. Ж) было рукотворным для нашего прекрасного массового читателя… Вопрос в наполнении, вопрос в содержании. Там (в стихотворениях Анны и Александра – Д.Ж) есть свет и есть ощущение того, что ты хочешь приблизить победу своим словом, поддержать».

 

 

 

Значит, «Z-поэзия» всё-таки существует. А считать это поэзией или нет, пусть каждый решает для себя сам.

 

 

 

В другом зале главный редактор «Литературной газеты» М. А. Замшев жаловался немногочисленным слушателям на многочисленные сложности, с которыми ежедневно сталкивается его редакция в последнее время. «Если бы мне сказали, — говорил он, — что на моё редакторство попадёт сначала мор, потом война (так и сказал – война – Д.Ж), я бы ещё подумал, соглашаться или нет, потому что более сложных времён для издания культурологического еженедельника, наверно, не придумаешь».

 

 

 

Впрочем, М. А. Замшев не унывал: «Но тем не менее это («мор» и «война» – Д.Ж) нас закалило… Даже во времена самых жестоких коронавирусных ограничений мы не теряли больше 20% (будем надеется, речь шла о тираже, а не о читателях – Д.Ж)».

 

 

 

Высказался главный редактор и о нынешних взаимоотношениях прессы и государства: «Мы всегда были ориентированы не на оппозицию, а на взаимодействие с государством, но нашим трендом всегда был объединительный момент, нам хотелось, чтобы (у нас писали – Д.Ж) литераторы разных взглядов, разных направлений, разных школ и стилей. Но, конечно, в нынешнем формате это затруднительно. – На этом бы закончить, но затем М. А. Замшев добавил – возможно, не без сожаления: — По пути «Новой газеты» (сайты этого издания заблокированы Роскомнадзором за «дискредитацию вооружённых сил России» – Д.Ж) мы пойти просто не можем, поскольку у нас нет таких спонсоров и таких финансовых запасов, чтобы выходить в виде запрещённой прессы».

 

 

 

В это же самое время в другом зале обсуждался не менее животрепещущий вопрос: «Какая проза будет «в тренде» в ближайшие годы?». Юлия Серикова, Ольга Новак, Лена Сокол и Джек Гельб единогласно заключили: романтическая. «Девушки хотят быть маленькими, хрупкими, — восторженно размахивая руками, говорила Юлия, — нам (девушкам вообще, не только ей – Д. Ж) нужен бородач, который возьмёт нас и унесёт куда-нибудь…»

 

 

 

Куда именно, она не уточнили, поэтому каждый додумал сам.

 

 

 

Недалеко, буквально за стеной, Лев Роднов, перебивая девушек, громко декламировал собственные стихотворения. Девушки, в свою очередь, громко рассуждали о том, каким должен быть настоящий герой любовного романа. Кто стал победителем в этом извечном противостоянии высокого и низкого искусств, сказать сложно, но тот факт, что такое противостояние существует, в очередной раз подтвердился.

 

 

 

Позже в этом же зале Ася Володина и Михаил Турбин спорили о том, что интересно читать нынешнему молодому поколению. Они спорили так бойко и так уверенно, что старикам и старушкам, которые составляли большую часть их слушателей, оставалось только согласно кивать. Однако в конце дружба всё-таки восторжествовала, и писатели сошлись во мнении, что молодёжная русская проза сейчас переживает самый настоящий ренессанс.

 

 

 

Что ж, поверим на слово. Остаётся только надеется, что читатели не подведут.

 

Фотогалерея

Комментарии (0)
×

Авторизация

E-mail
Пароль
×

Регистрация

ИМЯ,
ФАМИЛИЯ
Дата 
рождения
Регион
E-mail
Пароль
Повторите пароль
×
×
×