>
Красно и немножко душно

Красно и немножко душно

Юношеская газета

Противная влажность и изматывающая духота автобуса отключают головы ребят, которые итак с недоумением едут в непонятное для них место – «Кванториум». Ассоциация слова с итальянским «quanto» («сколько») и русским «ум» ломает головы еще больше. Что нас ждёт? Хоть бы не духота в помещении и не душная экскурсия.

 

 

 

Заходим в здание кировского политехнического техникума. Идём по коридорам, похожим на часть какой-то клиники. Коридоры. Бесконечные коридоры и комнаты. Спёртый воздух с примесью запахов машинного масла, свежих булок и строительной пыли давит на голову. И в таком аромате находиться 2 часа.

 

 

 

— Скажите, есть ли в детском технопарке «Кванториум» свой отличительный цвет?

 

Директор детского технопарка «Кванториум» в Кировске Оксана Сергеевна Суворова смущённо улыбается. Женщине в красном платье, красных лодочках с красной помадой и красными прядками можно даже не отвечать, каким цветом она была бы довольна.

 

— Знаете, у каждого «квантума», образовательного модуля, есть свой отличительный цвет. Я вам сейчас покажу значок — символ «Кванториума».

 

Ольга Сергеевна достала железный четырёхлистник с оранжевыми, синими, зелёными и, конечно, красными полосками и точками.

 

 

 

— Как вы думаете, какой «квантум» наиболее актуален сейчас для молодёжи?

 

— Энергетика – наше всё. Но я не хочу вообще выделять что-то одно.
Ответ уже прозвучал, и я снова пошла по тому же душному коридору в зал «Энерджиквантума». Разобранные машинки, батарейки, проводки, всякие щипцы — всё как в мастерской автомеханика. Почему свой любимый модуль директор обделила красным цветом осталось загадкой. Хотя наставник «квантума» Даниил Боровков говорит, что он вместе с учениками против существующего желтого-«карикатурного» цвета на стенах своего класса.

 

Зато красный нашёл воплощение в следующем зале «IT квантум». В самом начале директор рассказала, насколько ученики старательно относятся к своему образованию, выкладываются от всей души и по собственной воле. Однако в кабинете была немного другая картина. Мальчик – «айтишник» сидел за компьютером на красном стуле и играл в какую-то «стрелялку». Другой же, как заведённый механизм, переносил данные в специальной программе для создания сайтов и приложений. Складывалось ощущение, что все эти дети получили чёткое задание от наставников показать себя во всей красе и строго следовали ему. Но жизни в этом не было, как и отпечатков на упакованной в целлофан аптечке.

 

 

Только воссозданная человеком реальность обитала и в стенах следующего кабинета, где расположился «VR/AR квантум». Рядом с пустой бутылью под воду сидел мальчик, который уверенно скороговоркой отвечал: «Я сам захотел заниматься виртуальной реальностью. Мне очень нравится. Хожу в «Кванториум» полгода».

 

 

Какой-то идеальный кукольный домик с восторженными учениками, друзьями-наставниками и восторженной красной королевой. Может, конечно, оно так и на самом деле. Хотелось бы верить.

 

 

 

— Оксана Сергеевна, что вы можете сказать о своих учениках? Как они относятся к процессу обучения?

 

 

— Все дети талантливы. Каждый развивается, и мы стараемся обеспечить всё, чтобы наши ребята приблизились к науке и попробовали себя в одной из технических профессий.

 

 

В комнате «Аэроквантума» ученики могут соприкоснуться с беспилотной авиацией. Но кто-то соприкасается с пробковой доской и выжигает на ней известное слово на 3 буквы.

 

 

— Вообще ребята отличные. Но есть разные: шумные, непослушные, тихие, но трудолюбивые. Ко всем стараешься подход найти, — хитро говорит наставник Виктор Лавренюк.

 

 

 

В кабинете большая площадка для «авиаэкспериментов», куча болтиков, механизмов и проводков. Но «кванторианцы» (ученики «Кванториума») не только хорошие «техники» и «выжигатели», но и чистюли — пользуются красной шваброй. Один такой ребёнок стоял рядом с сеткой, отделяющей полётный пункт, и медленно водил по ней рукой, пока наставник хвалил образовательный процесс.

 

 

 

— В нашей комнате преобладают белые и синие оттенки — цвета неба и «Зенита», — с удовольствием сказал наставник Лавренюк.

 

 

Я с недоумением стала разглядывать содержимое ящиков, кнопки на стенах и стулья.

— А стулья-то почему красные? Отвлекают от синего.

 

 

 

Виктор в очередной раз усмехнулся. Он будто понял мою логическую цепочку и вспомнил образ директора.

— Для контраста, наверное. Не может же всё синим быть.

 

 

 

 

В последнем «Хайтек-цехе» я уже не была: сделала шаг и сразу отступила: отвратительный строительный запах приказал мне уходить. По душному коридору я пошла вниз в гардероб. Ремонтируемые классы были завешаны красной пленкой. Наконец-то скоро выберемся из этого алого царства.

 

 

 

Рядом с моей курткой стоял мальчик-журналист в толстовке с надписью «терпение и труд — всё я устал». Я поняла, что тоже устала. Всё это было так красно. И немножко душно.

 

Фотогалерея

Комментарии (0)
×

Авторизация

E-mail
Пароль
×

Регистрация

ИМЯ,
ФАМИЛИЯ
Дата 
рождения
Регион
E-mail
Пароль
Повторите пароль
×
×
×