>
«Наконец-то мы открыли свою кондитерскую!» — спектакль «Орфей» в театре Романа Виктюка

«Наконец-то мы открыли свою кондитерскую!» — спектакль «Орфей» в театре Романа Виктюка

Новости
13 апреля в театре Романа Виктюка состоялась долгожданная премьера спектакля «Орфей» по пьесе Теннесси Уильямса с новым составом исполнителей главных ролей — на сцене дебютировали Иван Никульча в роли Вэла Зевьера и Мария Казначеева в роли Лейди Торренс.
  Это первая постановка театра после ухода из жизни его основателя и бессменного руководителя Романа Виктюка. Поставил спектакль актер этого театра, молодой режиссёр Сергей Захарин, посвятив  свою работу самому Роману Виктюку — Орфею современности, который, подобно мифического персонажу, через своё творчество нёс людям свет, добро и любовь.
 В пьесах Т. Уильямса как правило, зов плоти и чувственность героев варьируются от наваждения и греха до возможного пути к спасению. Именно в «Орфее»  таким шансом к возрождению жизни стали отношения Вэла и Лейди. Даже самое тоскливое бессмысленное существование может украсить любовь, может дать силы и надежду на будущее, вывести из личного ада. Пускай ненадолго, на короткий миг, даже если впереди судьбой уготована смерть…
Вэл Зевьер -Иван Никульча
Лейди Торренс — Мария Казначеева
  В начале спектакля, переступив яркую полосу света, главный герой погружается в ад провинциального южного города. Мрачные декорации — огромные деревянные ящики — полноценные участники спектакля. Они символизируют то гробы, в которых герои хоронят свои воспоминания и чувства, то тюремные камеры, то коробки из-под обуви (действие пьесы происходит в обувном магазине), то тесные унылые дома-клетки местных жителей, то оказываются давящими глыбами и орудием мести в руках шерифа. Чёрные ящики, падающие по принципу домино и ассоциирующиеся с тёмной разрушающей энергией Джейба Торренса, олицетворяют  замкнутость и безнадежность этого маленького мирка, в котором люди существуют как в тюрьме, в рамках собственных негативных эмоций, грехов, пороков и сплетен, и из которого не так то просто выбраться. Даже чувственная сцена  между главными героями происходит именно в таком ящике, не давая забыть об обреченности их любви.
  Вэл – молодой музыкант, в сопровождении гитары (спутницы жизни, как он её называет), словно Орфей со своей лирой, вклинивается в этот захолустный городок  как инородное тело  и постепенно пробуждает в хозяйке магазина Лейди, живущей с нелюбимым мужем, заживо разлагающимся и телесно, и духовно,  желание жить, творить и чувствовать. В память об убитом отце и его сгоревших виноградниках Лейди планирует грандиозное открытие кондитерской. Но этим мечтам не суждено было сбыться…
 Несмотря на трагичный финал, спектакль пронизан жизнеутверждающей темой любви. В конце действия, вновь на сцене появляется яркий луч — своеобразная граница между мирами, тёмным и светлым, куда боятся даже на миг заглянуть жители прогнившего города, и куда устремились души главных героев, познавших чистоту чувств и стремящихся уйти из бытового ада этого  захолустья в лучшую, пусть и неземную жизнь. 
 Спектакль наполнен сильными актёрскими работами — трогательная Анна Нахапетова (Ви Толбет), танцующая на одной пуанте, символизирующая шаткость и неустойчивость своего положения, потрясающий  Олег Исаев (жуткий живой мертвец Джейб Торренс), Константин Авдеев (Дэвид Катрир), Анастасия Якушева (бунтарка Кэрол Катрир), Александр Семёнов (шериф Толбет), бесконечно щебечущие сплетницы в исполнении Анны Могуевой, Валерии Энгельс и Виктории Савельевой, Олеся Быкодёрова (сиделка Портер) и, конечно же, Мария Казначеева (Лейди) и Иван Никульча (Вэл), с ними спектакль обрёл новую окраску, необычайную чувственность, страстность и красоту. Их эмоционально — проникновенная  игра, экспрессия в диалогах и мимике позволяют ощутить весь драматизм пьесы.
 После спектакля Иван Никульча и Мария Казначеева вышли  в фойе, чтобы обратиться к зрителям. Как отметил Иван: «Роман Григорьевич хотел, чтобы я участвовал в «Орфее» вместе с Машей. Все состоялось благодаря ей,и Маша на самом деле герой! Она настояла: «Ваня, давай сделаем это, потому что Роман Григорьевич хотел, чтобы мы играли!»… и вот мы это сделали и спектакль состоялся».  По словам артистов, они были изначально распределены на главные роли и летом  уже репетировали, но «…в связи с известными трагическими событиями (уход из жизни Р. Виктюка) у нас не было настроения к этому подключаться, но спектакль нужно было выпускать. И ребята, замечательные артисты Антон Даниленко и Мария Матто, выпустили это. А  после  смогли и мы подключиться.  Мы посвящаем «Орфея» конечно же Роману Григорьевичу!» 
 Мария Казначеева: » Роман Виктюк  всю жизнь боролся за тот свет, который нёс, за свой театр, за свой творческий язык. Ему всегда было сложно и нелегко, и даже здание театра он получил, когда ему было уже за 80. Он собрал команду очень светлых артистов. И мы пытаемся продолжать его дело, нести свет и дарить его вам. Будьте с нами!» 
«Наконец-то мы открыли свою кондитерскую!» — так символично сказали о своём дебюте в спектакле Иван и Мария, отсылая к несостоявшейся мечте главной героине пьесы, Лейди.
Фото : Наталия Лебедева
Текст : Виктория Хромченкова
Фотогалерея

Комментарии (0)
×

Авторизация

E-mail
Пароль
×

Регистрация

ИМЯ,
ФАМИЛИЯ
Дата 
рождения
Регион
E-mail
Пароль
Повторите пароль
×
×
×