>
Пионеры восьмидесятых – им любое дело по плечу

Пионеры восьмидесятых – им любое дело по плечу

Эссе

Моя мама очень любит слушать песни, которые я играю на гитаре. Говорит, что они часто пели их в её пионерском детстве. Удивительно, нет уже той страны СССР и пионерская организация стала совсем другой, а песни переходят от поколения к поколению. Невольно задаёшься вопросом, какой была пионерия? Почему у многих она оставила в сердце только добрые воспоминания, а о своём пионерском детстве люди рассказывают взахлёб?

 

 

 

Школьные период моих родителей пришёлся на восьмидесятые годы прошлого столетия. И когда спрашиваешь их о самых ярких впечатлениях детства, мама всегда отвечает, что это всё, связанное с пионерией. Учитывая, что от политики мама далека, очевидно, что и в детстве пионеров в её школе пропагандой марксистско-ленинских идей особенно не грузили. А, может, это только мои догадки? Решил поговорить с мамой по душам о её пионерском детстве. Разговор получился душевным, самыми интересными моментами готов поделиться. Но прежде расскажу немного о том, как в восьмидесятые годы были устроены в школах первичные ячейки пионерской организации.

 

В третьем классе школьников принимали в пионеры. В ноябре в День годовщины Октябрьской революции самых активных и тех, кто хорошо учится, потом было еще две волны, а на день пионерии 19 мая галстуки повязывали тем, кто до этого момента этой счастливой участи удостоен не был. Как только в классе появлялись первые пионеры, в нём создавался пионерский отряд. И именно он решал, кого принимать в свои ряды в следующий заход. В четвёртом классе пионерами были уже все. Поэтому в средней школе пионерские отряды были в каждом классе с 4 по 7, а все пионеры школы были членами одной пионерской дружины. Между отрядами устраивались соревнования, внутри отрядов проводились разные мероприятия. Инициатором всех этих действий выступал Совет Дружины школы, в который входили по 1-2 человека из каждого класса с 5 по 7. Правда, если человек зарекомендовал себя в Совете Дружины, его просили остаться в нём и в 8 классе, несмотря на то, что школьник уже стал комсомольцем. Координировали работу Совета Дружины старшие пионерские вожатые. Это люди, которые уже закончили школу, но остались неравнодушными к делам пионерии. Как правило, это выпускницы этой же школы, которые уже поступили или планировали стать студентами педагогического института. Можно смело сказать, что работа пионерской организации была чётко структурирована. Но что происходило внутри? С какими эмоциями школьники восьмидесятых вступали в ряды Всесоюзной пионерской организации? Обо всём обо этом мне рассказала мама.

 

 

– Стать пионеркой было осознанным решением или по-другому просто было нельзя?

– Это было мечтой любого третьеклассника. Все знали, что в 3 классе принимают в пионеры. Мы уже с 1 сентября с завистью смотрели на более старших школьников с красными галстуками. Мне кажется, для многие из нас стать пионером – это было неким приобщением к взрослости. Помню, как я заболела накануне ноябрьских праздником, переживала очень, что в первую смену в пионеры не примут, а ведь все шансы были. Но одноклассники вспомнили обо мне, и несмотря на моё отсутствие в школе, решили, что быть мне пионеркой в числе первых.  7 ноября в мороз я шла в расстёгнутом пальто с развивающимся галстуком. Это была какая-то особенная внутренняя гордость, которой хотелось поделиться со всеми.

 

– День с красным галстуком, два, быстро ощущение праздника прошло?

– Ни в коем случае. Пионерия очень быстро затянула. Мне очень нравились пионерские конкурсы, которые проводились в школе. Мы разучивали песни, устраивали вечера памяти, посвященные пионерам-героям, читали стихи. И уже в 3 классе, глядя на пионеров-активистов из более старших классов, мне очень хотелось стать частью их команды, войти в пионерский костяк школы.

 

– Этой мечте было суждено сбыться?

– Конечно. Но это было не везение, а чёткое следования к своей мечте. Буквально с 4 класса я стала активно участвовать в жизни своего отряда – выпускала стенгазеты, еженедельные листовки о жизни класса. Пионерия дала мне очень важный опыт – работать в команде. Именно тогда я поняла, что быть пассивным исполнителем – не моя история, мне нравится придумывать, организовывать и направлять других ребят. И когда в 5 классе стали выбирать представителя от отряда в Совет Дружины школы, я сама изъявила желание стать им. Все ребята проголосовали единогласно, хотя классный руководитель уговаривал не пускать меня в дружину, считал, что моя активность нужна отряду. Компромисс был найдет – я вошла в Совет Дружины, но пообещала, что для класса буду с редколлегией выпускать регулярно газеты.

 

– Наверняка, в Совете Дружины были более взрослые ребята, как они отнеслись к приходу шестиклассников?

– У нас никогда не было дедовщины. Нас встретили с готовностью помочь влиться в деятельность пионерского актива школы. Зная о том, чем я занималась в отряде, мне сразу предложили возглавить редколлегию в Совете Дружины. И у меня началась совершенно другая жизнь. В школе я буквально стала жить. После уроков бежала в пионерскую комнату, там с ребятами обсуждали основные события дня, готовили материалы для общешкольной газеты. А параллельно придумывали какие-то новые акции. Было здорово. Очень полезным оказался опыт общения с ребятами разных возрастов. Удивительно, но в нашей школе пионерская организация было скорее культмассовым сектором, кружковым движением, нежели общественно-политической силой, внушающей детям «заветы Ильича». Наши пионервожатый лишь пытались нам доказать, что мы способны на многое, что любое дело нам по плечу.

 

– Если вспомнить пионерское детство, было что-то во время проводимых вами акций, что тебя по-настоящему потрясло?

– Было. В самом начале моей работы в Совете Дружины у нас была тимуровская акция. Для начала мы обходили все квартиры в близлежащих домах и искали одиноких пенсионеров, которым нужна помощь. В те времена баз данных и интернета не было, поэтому всю информацию приходилось добывать самим, отдавая этому много времени и сил. В рамках такого обхода мы с подружкой позвонили в одну квартиру. Дверь открыла нам пожилая женщина. Стала рассказывать о том, как ей тяжело ходить в магазин и как ей одиноко. Мы провели с этой женщиной в разговорах несколько часов. И в каком же шоке мы были, когда узнали, что у этой дамы есть внучка, которая состоит в нашем же Совете Дружины. Это было очень сильным потрясением. Впервые в жизни я столкнулась с двуличием. Эта девочка в дружине всегда вела себя со всеми очень по-доброму, помощь свою предлагала. Вот тогда пришло некое осознание, что не всегда и не сразу надо доверять людям.

 

– И как потом поступили с этой девочкой из Совета Дружины?

– Она сама ушла из Совета. Ничего не объясняя, просто исчезла. А в школе во время случайных встреч отводила глаза в сторону. Не думаю, что ей стало стыдно. Наверное, не хотела быть предметом осуждения и бичевания.

 

– Какие ещё волонтёрские акции вы устраивали помимо помощи одиноким пенсионерам?

– Устраивали ярмарки, на которые ребята приносили поделки, сделанные своими руками, и домашнюю выпечку. Деньги с продаж мы перечисляли тем, кто в них нуждался. Помню была ярмарка, на которой собрали очень крупную сумму, тогда каждый пионер старался внести свою лепту. Это были сборы для пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС. Позже, уже в декабре 1988, все пионеры не только в ярмарке участвовали, но и вещи из дома приносили, продукты длительного хранения. Мы все очень хотели поддержать пострадавших от Спитакского землетрясения в Армении.

 

– Сколько лет ты работала в Совете Дружины? После этого неприятного случая не ушла?

– Этот случай – эпизод, который потряс меня. Но уходить даже мыслей не было. Скорее наоборот, захотелось быть ещё более активной, чтобы помогать таким одиноким людям. К Совету Дружины я прикипела и душой, и сердцем, работа мне очень нравилась, я бы и дальше оставалась. Но пионерский возраст ограничивался 14 годами, а потом школьники вступали в комсомол. Поэтому из Совета Дружины я ушла в Комитет Комсомола школы, с которым у меня тоже связаны очень добрые воспоминания.

 

 

В этом году пионерской организации исполняется 100 лет. Для многих из тех, кто носил красный галстук, это будет грандиозным праздником. Мама считает, что пионерия учила детей многому – жить по совести, работать в команде. Участвуя в пионерских мероприятиях, советские школьники открывали в себе скрытые таланты, а пионервожатые помогали впоследствии развивать их. Слушая мамин рассказ, у меня даже возникло сожаление, что в наше время отделений пионерской организации нет в школах. Конечно, у нас есть РДШ… Но это совсем другая история…

Фотогалерея

Комментарии (0)
×

Авторизация

E-mail
Пароль
×

Регистрация

ИМЯ,
ФАМИЛИЯ
Дата 
рождения
Регион
E-mail
Пароль
Повторите пароль
×
×
×