>
В БЕССМЕРТНОМ ПОЛКУ: СЕВАСТОПОЛЕЦ, БРАВШИЙ БЕРЛИН

В БЕССМЕРТНОМ ПОЛКУ: СЕВАСТОПОЛЕЦ, БРАВШИЙ БЕРЛИН

Юношеская газета

28 июня 2021 года не стало одного из активнейших севастопольских ветеранов, участника Великой Отечественной войны, полковника в отставке Виктора Ивановича Исаева. Он жив в моей памяти. Я чрезвычайно горд, что успел взять знаковое интервью с фронтовиком, живым свидетелем героической борьбы нашего народа с фашистскими захватчиками.

 

 

 

Виктор Исаев – Солдат Победы, награжденный орденом Мужества, двумя орденами Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За взятие Берлина», «За освобождение Варшавы» и другими.

 

 

 

Сейчас особенно дороги воспоминания об этом энергичном, жизнерадостном человеке, который прошел испытание Великой Отечественной войной. Что бы он сказал мне сегодня…?

 

 

 

Невольно всплывают в памяти моменты нашей последней встречи, его светящиеся боевым азартом глаза, не выдающие всей трагичности пережитого военного времени, добрый голос, становившийся жестким только на время рассказа о самых трудных моментах боя, его руки, перелистывающие пожелтевшие от времени фронтовые фотографии и наградные листы…

 

 

 

…Дверь открыл по-домашнему одетый мужчина, приветливо улыбнулся, пригласил в комнату. И я сразу попал в мир фотографий. Они в обилии висели на стенах, стояли на полках. Чёрно-белые фронтовые, с молодыми незнакомыми мне лицами. И яркие, цветные, где мой герой снят на праздничной Красной площади рядом с первыми лицами нашей страны.

 

 

 

Виктор Николаевич дал мне время освоиться, разрешив подробно рассмотреть всю фотогалерею. Оттуда, из военного далека, и глянул на меня Витя Исаев – молоденький сержант, механик-водитель танка Т-34. На его груди сверкали две медали. А внизу на снимке стояла подпись: «Берлин 14:00 2 мая 1945. Конец войны». Потом, уже сидя за рабочим столом, отяжеленным альбомами, книгами, папками, собеседник, уже облаченный в тяжелый от обилия наград парадный мундир, повёл рассказ о судьбе целого поколения, вынесшего на себе тяжелейшую войну и проложившего нам дорогу в счастливую мирную жизнь.
Мой же взгляд всё возвращался к фронтовым снимкам, на языке горели вопросы о воевавших мальчишках.

 

 

 

– Добровольцем, в шестнадцать лет!..

 

– Знаешь, я после седьмого класса поступил в педагогическое, учился сразу в школе и в училище…
Война. Боевое крещение получил под Бобруйском. А до этого прошёл танковую полковую школу «Киров». Получил боевую машину, на платформе двинули вперед, на границу с нашей стороны. Под Бобруйском окружили две вражеские дивизии. Часть уничтожили, часть пленили. Дальше освобождали Брестскую крепость. Затем сражение в Польше за Сандомирский плацдарм. Это наступление позволило выбить немцев из Варшавы, освободить Польшу. Когда мы проходили по центральной улице польской столицы, нас встречали с цветами.

 

 

 

 

СИЛЬНЕЕ СТРАХА

 

 

Он вообще говорил всё это как-то очень просто, словно сокращая расстояние между собой и мной. Так же, наверное, можно разговаривать с приятелем, от которого нечего скрывать.

 

– В конце января 1945 года дошли до Одера. Форсировали реку в районе германского города Кюстрин. Трое суток огненного смерча. Как живы остались, даже не знаю. На реке лед. Послали один танк Т-34, а он немного прошел от берега и провалился … Только ствол остался торчать…Тогда послали самоходную установкуСУ-76, она немного легче. Прошла. Немцы начали бить по льду с минометов… Хорошо, что на берегу реки густой лес. Саперы соорудили из бревен большой настил поверх оставшегося льда. И по этим бревнам вся наша техника прошла: «Катюши», Т-34, артиллерия всякая. Только танки ИС остались, они очень тяжелые были.

И что думаешь, подошли мы к населенному пункту Ноймюль в районе Кинитц. Слышим, что из громкоговорителей на столбах несется на немецком языке (среди нас был парень-еврей, хорошо понимавший язык, который и перевёл), что «русские перешли границу». Как так?! Она же давно позади! Оказывается, мы как передовой отряд то наступаем, то отходим окольными путями, то снова наступаем… И это танковые маршруты, а каково пехотинцам приходилось, на своих-то ноженьках!.. Я не удержался и спросил:

 

 

 

Как же справляться со страхом?

 

– Всем на войне страшно. Только одни переживали это более стойко, другие – 50 на 50, третьи – боялись по-настоящему. Я, наверное, к средним отношусь, потому что если бой идет, то забывается все, вообще не страшно. Хуже, когда бой прекращается, да еще враг наступает, обстрелы идут с артподготовкой по пять часов кряду… Но мне везло, я оставался в живых.

 

 

 

ТАНКИСТЫ

 

 

Когда собеседника переполняли эмоции, голос его набирал силу:

 

– Нам, танкистам, было легче, чем пехоте. Вот на них-то мы смотрели и не понимали, как только люди подобное выдерживают! Мы в броне, а пехота под открытым небом. Даже когда в обороне стоишь, пока блиндажи да командирские окопы выкопают, себе укрытие наладят, новый бой начнется. И снова смена позиции, и опять окапывайся…

 

 

Возвращаюсь к танкистам:

 

 

– Трудно ли почти мальчишке боевой машиной управлять?

 

 

– Всё управление танка было вручную, никакой гидравлики, усилие надо было прикладывать на рычаг около 50 кг. Конечно, механиками на Т-34 брали крепких парней. Обучение простое: вперед, вперед и только вперед! Сам-то механик-водитель почти ничего не видит, только землю и небо, поэтому полностью подчиняется командиру. У нас ТПУ – танковое переговорное устройство, но его не слышно, все гремит, работает мотор. И мы до автоматизма отрабатывали сигналы: вперед – командир ногой в спину раз; стоп – по голове или по шлему шлепнул; влево – по левому плечу постучал; вправо – по правому. Увеличить скорость – три раза толкнет!

 

 

Тут же эта наука подкрепляется примером:

 

 

– Идут колонной немецкие танки и наши тридцатьчетверки колонной. Командирские команды исполняю и все же замечаю, что прямо на нас идет «Пантера», а сигнала никакого нет. Думаю, всё, на таран идем! И вдруг мне в плечо – раз, и я резко рычаг – раз. А «Пантера» оказалась немного ниже нас по уровню, мы выше на склоне. Я его сзади зацепил и опрокинул на склон!

 

Здесь голос фронтовика начинает звенеть совсем по-мальчишески, победно. Какую же радость испытывали бойцы, когда расправлялись с врагами, ощущали себя сильнее его! Может быть, это и пересиливало весь ужас войны. А Виктор Исаев переживал и такое, когда после попадания в танк «фауста» он единственным из экипажа остался в живых.

«Контузило, но живой. У нас такой закон был: если можешь двигаться, значит, надо продолжать воевать. А госпиталь у нас не любили…».

 

 

 

ЗА ПРОЯВЛЕННЫЕ МУЖЕСТВО И ОТВАГУ

 

История того, как молодой танкист еще раз отказался от госпиталя, изложена в наградном листе, который тоже лежал среди документов рабочего стола седовласого собеседника. Я взял его в руки и прочитал вслух:

 

 

«В боях при прорыве обороны немцев на Берлинском направлении и в городе Берлин проявил мужество и отвагу… 19.04.1945 в боях за город Грунов он вместе с наводчиком, выдвинувшись на прямую наводку, уничтожил две пулеметные точки противника вместе с расчетами, мешавшими продвижению нашей пехоты»… 24.04.1945 в одном из домов города Берлина засела группа немецких фаустников, которые не давали возможности продвижению вперед самоходным установкам и танкам. Организовав группу бойцов, Исаев вместе с ними ворвался в дом. Ручными гранатами они выбили немцев из дома, уничтожив при этом 6 фаустников, троих взяли в плен. В этом бою Исаев был ранен. Достоин правительственной награды – ордена Отечественной войны II степени».

 

 

В самом начале встречи, когда перед тем, как сесть за стол, ветеран облачался в парадный мундир, я помогал ему и почувствовал, как увесист китель. На нём сверкали и звенели ордена, медали, памятные знаки. Но с гордостью он подчеркнул другое:

«У меня две благодарности от Сталина есть. Одна за вступление в Берлин, вторая за взятие Берлина. Мы верили в своё правое дело, верили в тех, кто вёл нас к Победе».

 

 

 

КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ

 

 

– А как для вас самого окончилась война?

 

– Мы уже чувствовали, что она заканчивается, когда вывели немцев из подвалов рейхстага, пленили многих. Шли пленные немцы по Берлину двое с половиной суток… Конец войне! Были и радость, и слезы, и горе, и танцы…

 

 

 

– А Парад Победы в Москве?

 

– Я участвовал в Берлинском параде, который принимал сам Георгий Константинович Жуков. Мы шли в колонне по четыре танка, мой – ближе к трибуне. Планировались американцы и англичане, я даже видел их фуражки, но тех войск было совсем мало. Этот парад был наш!

 

И всё- таки отважный танкист принял участие в параде на Красной площади. Как почетный гость он был приглашен в Москву на празднества в честь 70-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне. И нынче уже тоже получил приглашение от Президента России (фотография с Владимиром Путиным занимает почётное место в фотогалерее фронтовика). Но годы, как ни закаляйся, как ни веди здоровый образ жизни, берут своё. Осилить такую поездку фронтовику всё тяжелее.

 

 

– Но сдаваться нельзя! – заключает ветеран и, взяв меня за руку, подводит к красующемуся рядом старому аккордеону: «Военный трофей! А до сих пор как звучит!»

 

Виктор Иванович обнял боевой инструмент, пробежал пальцами по клавишам и кнопкам. Потом легко сыграл несколько мелодий. В том числе мою любимую – «Синий платочек».

 

 

С самым замечательным настроением возвращался я от Виктора Ивановича Исаева. Рядового Великой войны. И еще долго крутились у меня в голове его истории, его добродушный смех, мелодии его старого аккордеона…

 

 

…Мне, начинающему журналисту, пришло осознание того, что время беспощадно движется вперед, унося жизни наших ветеранов – последних свидетелей истории Великой Отечественной войны, о которой мы, молодое поколение, не должны забывать. В наших журналистских видеоматериалах, статьях и интервью сохраняются фото, архивные документы, наградные листы и бесценные рассказы о современниках, очевидцах той войны, которые боролись с фашизмом и жертвовали своей жизнью во имя Великой Победы.

 

Тяжело понимать, что настало время, когда мы становимся последним поколением, которое застало настоящих героев живыми и узнало правду о войне из первых уст. На нас лежит ответственность, так как узнавать о жизни тех, кто вершил историю Побед, будут уже по нашим архивным материалам.

 

 

Истиной становятся слова: «Пока мы помним – они живут в наших сердцах»

 

 

Не забывайте героев! Они сражались и отдавали жизни ради нас!

 

Помните о Викторе Исаеве – настоящем Солдате Победы!

 

Фотогалерея

Комментарии (0)
×

Авторизация

E-mail
Пароль
×

Регистрация

ИМЯ,
ФАМИЛИЯ
Дата 
рождения
Регион
E-mail
Пароль
Повторите пароль
×
×
×