>
Колыбель

Колыбель

Юношеская газета

Солнце светит опять. Округлые как бока яблока даты всегда прилипают к чему-то противному, которое вписывается в историю переливчатым мазутным пятном: войны, смерти, катастрофы, «Курск», «Норд-Ост», то, чего забывать — стыдно, а вспоминать — страшно до дрожи. А весной всё не страшно, даже выходить в космос — и то не страшно. В холодный, зыбкий, как сине-свинцовое болото, хотя, откуда мне знать, какого оно цвета, как выглядит, как шелушится около светлых воротничков звезд. Зато наслово верю Гагарину, что он покорил и сказал «поехали!», будто отправился на дачу, где как раз в апреле начинают завертываться белыми простынями первые робкие и наивные наброски деревьев, захватил с собой своих милых и горячо любимых Валюшу, Леночку и Галочку.

 

 

 

Какой был культурный взрыв от этого улыбчивого Юрочки. Сколько потом понаписали песен, книг, сколько раз Юрочку рисовали, пытаясь передать его улыбку, которая была самая нескромная на Земле и в космосе, сколько его хвалили, любили, что сама собой рождается радость, даже от того, что «хотеть быть космонавтом» жило множество лет, проживёт ещё столько же, столько же, наверное, и не сбудется. Всё-таки Гагарин же один был — сначала простой клушинский мальчишка, месивший грязь в овраге чёрными, как дыры, резиновыми сапогами, а потом сидел в длинных мягких шинелях, надевал костюмы с большими красными буквами «СССР» и коллекционировал кактусы.

 

 

 


«Передай им от меня большой привет, и пусть простят меня за то, что они об этом ничего не знали, да им не положено было знать»

Комментарии (0)
×

Авторизация

E-mail
Пароль
×

Регистрация

ИМЯ,
ФАМИЛИЯ
Дата 
рождения
Регион
E-mail
Пароль
Повторите пароль
×
×
×