>
#ЮНСЛОВО | ПО СЛЕДАМ СЛОВА

#ЮНСЛОВО | ПО СЛЕДАМ СЛОВА

Длинные истории

Надежды маленький оркестрик
под управлением любви.
Б. Окуджава

 

 

 – Станция «Переделкино», – прошипел простуженный динамик электрички.

 

Под копытами вскрутилась снежная пыль, и вагоны нехотя, желая задержаться подольше, укатили дальше. Мы с Димой стояли на платформе и пытались сориентироваться, куда дальше.

 

– Надо было позже выйти, на «Микушино», – сказал Дима, вертя гугл-карты. – Ладно, и так дойдем.

 

Мы спрыгнули на рельсы и зашагали в ту сторону, где, по нашим соображениям, должен был находиться домик Булата Окуджавы. Едва спустившись в поселок, мы почувствовали знакомый дачный дым, уют. Такой уют бывает только у московских дач, окруженных голиафскими соснами, ветви которых пытаются скрыть тихий уголок от «грома городского прибоя».

 

– Знаешь ведь, что Переделкино – писательский поселок? Когда-то Горькому пришла идея создать место отдыха для писателей, вот здесь и поставили дачи. И давали только самым достойным, ну или самым «правильным»,  – говорил Дима, заглядывая за непривычно низенькие заборы. – Кто бы знал, что дачный поселок превратится в негласную культурную столицу страны. Даже сейчас он сохраняет свой «титул». Была какая-то неприятная история с домом Бориса Пастернака. Власть после смерти писателя пыталась отобрать дачу, ставшую неофициальным музеем. Вроде как, даже его личные вещи на улицу выкидывали. Только вначале 90-х удалось открыть Дом-музей. В другом таком доме, на даче Окуджавы, до сих пор проходят литературные и музыкальные вечера, «Булатовы субботы». Все хочу выбраться, да компанию собрать не могу. Вот, кажется, мы и пришли.

 

Зеленая калитка на пружине прокряхтела за спинами. Нас встретил дворник в шапке-ушанке, подметавший дворик перед музеем. И мы сразу оказались в булатовском мире.

 

«Музей для друзей» – так его называют экскурсоводы – встретил по-дачному: запахло деревом и стало тепло. В прихожей на стенах висели детские рисунки, как нам потом рассказали, это иллюстрации к книге барда «Прелестные приключения». Книга считается детской, но на самом деле она вневозрастная. Читая ее в разном возрасте, открываешь  для себя новые смыслы. Она, сродни «Маленькому принцу», оформлена авторскими рисунками, без которых книга не может существовать.

 

Пока Дима покапал билеты, ко мне подошла пожилая женщина. «Вероятно, работник музея»,  – подумал я. Ее лицо показалось мне знакомым. Она спросила, откуда мы. Я ответил, что этот (Дима) из ВГИКа, а я пока из школы. «Незнакомка» (так ее буду называть) заглянула в кабинет и почти сразу вышла, сказав, что после экскурсии нас ждут «на поговорить».

 

Дима вернулся с билетами и столкнулся в передней с «незнакомкой». Выпучив глаза, он молча сунул билет мне в руку.

 

– Ты видел ее?

 

– Кого «ее»? – не понял я.

 

– Ну, ту, которая прошла мимо нас. Это же вдова Окуджавы.

 

– Да, она нас пригласила на разговор после экскурсии.

 

Большие глаза Димы сделались еще больше. Он бы вообще впал в транс, если б нас не подхватил экскурсовод.

 

Над головами слегка позвякивали колокольчики, будто приветствуя нас. С истории о них и решили начать.

 

– Булат Шалвович никогда бы не подумал собирать колокольчики. Но однажды Белла Ахмадулина, соседка по даче, подарила ему небольшой колокольчик со словами: «Когда барин захочет призвать своего слугу, вы позвоните, и я к вам прибегу». Действительно, если встать на крылечко дома Окуджавы и позвонить в этот колокольчик, то его звон будет слышен на даче Ахмадулиной. Друзья узнали про этот случай и стали пополнять коллекцию. Дарят и по сей день. Например, вчера подарили колокольчик из Польши. Рядом с музеем находится сама дача, в которой жил последние годы Булат Окуджава. Там находится большая часть коллекции.

 

После экскурсии нам предложили накинуть куртки перейти в небольшой домик. Жена Булата Шалвовича и работники музея постарались сохранить все так, как было при жизни барда, и это чувствуется. Здесь и живет «арбатство, растворенное в крови». Листья, засушенные самим поэтом, фотографии друзей, с каждой из которых связана история, книги, картины, окурок в пепельнице, – все это Окуджава, «дворянин с арбатского двора».

 

Мы не забыли зайти в кабинет. Там нас уже ждали с предложением совместно с ВГИКом, с молодыми режиссерами, устраивать киновечера здесь, в Доме-музее Б. Окуджавы. Дима сиял. Не могли же два арбатских дворянина не пересечься, пусть и в 2018 году!

 

На обратном пути мы зашли в местный магазин и купили по ромовой бабе и чай. Где-то вдалеке гудел поезд.

 

 

 

Корреспондент и автор проекта: Владимир Билык

Редактор: Татьяна Ковтун

Количество просмотров: 41
Комментарии (0)
×

Авторизация

E-mail
Пароль
×

Регистрация

ИМЯ,
ФАМИЛИЯ
Дата 
рождения
Регион
E-mail
Пароль
Повторите пароль
×
×
×